Задать вопрос врачу

«В сфере ЭКО мы во многом опережаем весь мир»

Поделиться в соц. сетях:
07-11-2017

В интервью врач-репродуктолог ЦМРМ «Петровские ворота» Виктор Александрович Владимиров отвечает на вопросы о том, как развиваются репродуктивные технологии, почему в России проще вылечить бесплодие, как родить ребенка, если 25 попыток ЭКО завершились неудачей.

Врач-репродуктолог Владимиров Виктор Александрович

Владимиров Виктор Александрович, врач-репродуктолог ЦМРМ «Петровские ворота»

– Виктор Александрович, расскажите, пожалуйста, о вашем образовании и выборе профессии. Вы ведь учились не только в России, но и за рубежом?

– Я люблю рассказывать эту историю. Я вырос в маленьком военном городке на Севере. Среди моих одноклассников было много тех, кто в силу традиций поступал в военное училище, а для меня этот вариант не подходил, потому что было снижено зрение. Рядом был военный госпиталь, поэтому я решил стать врачом. Хотел и помогать людям, и реализоваться в профессии, поэтому планировал стать хирургом. Но на 4–5-м курсе выбрал такое направление, как акушерство и гинекология. Ни разу не пожалел об этом. Медицина требует длительного и интенсивного обучения. Базовое медицинское образование и специализацию в акушерстве с гинекологией я получил в России. Часть своих навыков приобрел в Норвегии, Австрии, Израиле, Швеции. После окончания медицинского института в 1995 году, я занимался и акушерством, и гинекологией, в том числе оперативной. В 2007 году я решил заняться новым направлением в работе, и репродуктология оказалась интересной сферой. С тех пор я занимаюсь ЭКО.

– Репродуктивная медицина в Израиле и западных странах в то время была лучше развита? Существовали технологии, которых не было у нас?

– Дело даже не в технологиях. Медицина очень стандартизирована, подходы одинаковы. Революция в хирургии произошла 150 лет назад, когда появился наркоз, инструменты. Гинекологические операции, включая самые сложные, кроме лапароскопии, были придуманы 100 лет назад. Если говорить о технике, то методики схожи во всем мире. А что касается опыта, то чем больше его получаешь, тем проще двигаться вперед. Зарубежный опыт интересен, так как есть свои отличия. Основной прогресс в репродуктологии происходит в лаборатории и появлении новых схем лечения. Поэтому сейчас наше обучение – это конгрессы в США, Европе. Мы получаем информацию, а затем применяем навыки на практике. А что касается оборудования, то, что есть сейчас в нашей клинике, лучше того, что есть не только в России, но и во многих хороших клиниках в других странах.

– Какие страны сейчас лидируют по распространению и доступности репродуктивных технологий?

– Один из лидеров – Израиль, там государство ведет политику поддержки рождаемости. Гражданам оплачивают программы ЭКО до формирования полной семьи. Также очень широко распространено ЭКО в Дании. Основное ограничение к распространению ЭКО как процедуры – стоимость. Соответственно, количество детей, которые рождаются после него, напрямую зависит от того, спонсируют ли эту программу из бюджета. В России поддержка государства есть, поэтому у нас в 2 раза больше ЭКО на одного жителя, чем, например, в США.

– Часто за сложным лечением едут за границу. Получается, что на современном этапе для проведения ЭКО это не имеет смысла, так как здесь мы даже опережаем других?

– Верно. Разница скорее будет между клиниками в одной и той же стране. А топовые клиники в разных странах будут более или менее одинаковы. К тому же в разных странах сфера репродуктологии по-разному регулируется законодательством. Есть страны, в том числе и европейские, где под запретом донорские программы, где-то есть ограничения по возрасту, по количеству яйцеклеток, которые можно оплодотворять. Суррогатное материнство запрещено почти во всех странах Европы. В России таких запретов нет. Если мы и отставали по количеству и эффективности программ 15 лет назад, сейчас мы имеем преимущество. У нас 600 программ ЭКО на миллион жителей, а в Европе – 700, и то и другое – высокий показатель.

– При таком широком распространении все равно есть предубеждения. Влияние на здоровье женщины, особенности детей, рожденных с помощью ЭКО…

– Это было, есть и будет всегда. Люди боятся нового, это нормально. Задача врача – разъяснять, как все обстоит на самом деле. Многие вопросы ЭКО мы подробно освещаем в нашем блоге.

– Процент успешных ЭКО сильно вырос благодаря методу криоконсервации?

– Не совсем так. Сначала в криопрограммах – а «морозить» эмбрионы начали 20 лет назад – результаты были хуже раза в два. Еще 4–5 лет назад было широко распространено мнение, что свежие эмбрионы дают больший шанс на успех. А вот витрификация – методика, при которой удается избежать появления кристаллов замороженной воды, это заморозка эмбриона в густой среде, криопротекторе, который затвердевает, как стекло – действительно помогла сделать прорыв. Выживаемость эмбрионов достигла 99,9 %. Вероятность прикрепления эмбриона тоже стала выше. Не за счет того, что эмбрион становится «лучше» после криоконсервации, а за счет того, что стало возможно переносить его в полость матки именно в тот момент, когда она максимально готова.

– Как вы считаете, появится ли технология, которая еще больше снизит процент неудач?

– Да. Большой рывок – преимплантационная генетическая диагностика. Сейчас проходит ее «второе рождение». Если эмбрион имеет отклонение в хромосомах, он либо вообще не приживется, либо будет выкидыш. Диагностика позволяет не переносить такие эмбрионы, а значит, эффективность растет.

– Диагностика позволяет выявить известные заболевания (например, те, которыми страдают родители) или все возможные хромосомные аномалии?

– Есть диагностика имеющихся заболеваний родственников – например, муковисцидоза. Можно найти этот ген и исключить эмбрион.

– А если нет данных о конкретных возможных заболеваниях?

– Технически возможно их выявить, только это не очень целесообразно, потому что большинство заболеваний встречается крайне редко. Есть другие, более существенные риски, и проведение генетических тестов не снизит суммарный риск. Проводить скрининг хромосомных аномалий эмбриона, даже если родители здоровы, – это гораздо более целесообразно. Это такая «сеть», которую врач забрасывает, чтобы выявить возможные аномалии. Самая распространенная – синдром Дауна.

– Возраст матери – основание для более тщательного обследования эмбриона?

– С возрастом яйцеклетки тоже «стареют» и риск хромосомных аномалий растет. Но даже у молодых женщин преимплантационный скрининг повышает вероятность того, что эмбрион приживется, потому что переносим мы только здоровые эмбрионы. Поэтому скрининг нужно проводить. Из шести эмбрионов один может оказаться здоровым, его и перенесем.

– Бесплодие – комплексная проблема. Помимо чисто медицинских проблем, сталкиваются ли пациенты с психологическими трудностями?

– Конечно, такие проблемы имеют место быть. Пары, которые не могут завести детей, испытывают целую гамму негативных чувств: разочарование, досаду и другие. Также им досаждает давление близких людей, которые могут слишком настойчиво интересоваться, когда же в семье появится ребенок. Делиться проблемами и сообщать свой диагноз многим не хочется, так как это очень личная, внутрисемейная проблема. Поэтому в некоторых странах, в частности, в Великобритании, в клинике, которая занимается вопросами ЭКО, по закону должен работать психолог. Но, на мой взгляд, функции психолога на себя может взять репродуктолог, так как здесь нужно быть «в теме». Пока я лично не видел психологов, которые могли бы помочь в такой узкой сфере медицины. На мой взгляд, основная задача психолога – это помочь пациенту пройти этот непростой путь.

Самый сложный разговор с пациентом происходит у врача тогда, когда произошла неудача. Человеку нужно помочь собраться с силами, чтобы продолжить двигаться дальше, даже в какой-то мере стать «донором» энергии для него.

– Какое максимальное количество попыток ЭКО может быть?

– Сам я проводил пять программ у одного пациента, после этого наступила беременность. Обычно все происходит намного быстрее. Также у нас была пара, которая прошла 25 программ (начинали лечение они не в нашем центре) и после 26-й родился ребенок.

– У вас в клинике высокий процент удачных исходов. Какие факторы наиболее важны – индивидуальный подход к пациентам, квалификация врачей?

– Квалификация персонала. Главные люди – это эмбриологи. Хорошее оборудование помогает, но опыт проведения манипуляций, скорость, четкость, даже скрупулезность, и аккуратность выполнения всех процедур – вот самое важное. В работе гинекологов важен индивидуальный подход. А в целом очень важна слаженная работа всей команды. Все это помогает пройти пациенту путь от начала и до удачного завершения, то есть рождения ребенка.

Читайте также

Сколько эмбрионов переносить: один или два?

Каждая семья, планирующая ЭКО, сталкивается со множеством страхов и сомнений.

Неудачное ЭКО

Несмотря на стремительное развитие современных технологий в сфере репродуктологии ЭКО – не гарантия того, то беременность наступит с первого раза

Подробнее о суррогатном материнстве

Суррогатное материнство используется в тех случаях, когда женщина либо физиологически не может выносить и родить ребенка, либо это сопряжено с риском для ее здоровья и жизни. Семейная пара с диагнозом бесплодие заключает договор с женщиной, согласной на вынашивание и рождение их ребенка за денежное вознаграждение или без него.

Механизмы обследования для выявления бесплодия у мужчин

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, бесплодие у семейных пар диагностируется примерно в 15 % случаев. Около половины из них вызваны нарушением репродуктивной функции у мужчины.

Беременность после ЭКО

Две недели от момента переноса эмбриона в полость матки до подтверждения беременности являются наиболее волнительными в жизни каждой супружеской пары, решившейся на ЭКО. Но не менее важный этап на пути к рождению здорового ребенка – правильное ведение беременности.

Методика ИМСИ

ИМСИ (интрацитоплазматическая инъекция морфологически нормального сперматозоида) – это микроинъекция с введением в цитоплазму яйцеклетки зрелого, способного к оплодотворению сперматозоида.
Наши врачи

Ашитков Тарас Вячеславович

Врач-эмбриолог, уролог-андролог высшей квалификационной категории.

Владимиров Виктор Александрович

Акушер-гинеколог, репродуктолог высшей квалификационной категории.

Иванова Юлиана Юрьевна

Врач-репродуктолог

Таболова Виктория Кимовна

Врач-гинеколог-репродуктолог

Отзывы пациентов

В ЭКО на Петровке пришли по рекомендации с одного форума. Получилось у нас не сразу. После неудачи клинику менять не стали, очень уж понравилась врач (Иванова) и удобно добираться. К тому же понимаю, что не всем везёт и ЭКО получается не с первого раза. Хотя неудачу пережили тяжело. Результат:…